Путешествие по Зоне Отчуждения

Несколько дней нелегальной жизни в Зоне Отчуждения Чернобыльской АЭС. Сотня километров своим ходом по этому уникальному месту. С фотографиями и видео.

Припять

По понятным причинам я не буду указывать места входа в Зону и названия некоторых населенных пунктов.
Я не поддерживаю нелегальный экстремальный туризм по Чернобыльской Зоне и не вожу туда людей.

Наступила долгожданная весна. Всю зиму с нетерпением ждал ее, потому что только в теплую погоду можно поехать в многодневное путешествие с ночевками на природе.

Одиночное путешествие в Чернобыльскую Зону отчуждения и город Припять я планировал еще с прошлого года. И вот билет на поезд куплен, и мне пора собирать рюкзак.

Вариант путешествия я выбрал довольно экзотический: я, как гражданин России, пересекаю на поезде российско-украинскую границу, после в одиночку нелегально проникаю в Зону, за два дня пересекаю ее, по пути посещая мертвые, эвакуированные поселки, вхожу в город Припять и живу там несколько дней, осматривая Город и окрестности. Для остроты ощущений не беру с собой мобильный телефон и топографическую карту (она у меня в голове).

День первый (11 апреля)

Как обычно, рано утром приезжаю на поезде в Киев и еду на автостанцию. Сажусь на автобус Киев-****** и доезжаю до одного населенного пункта. Выхожу в небольшой деревеньке в нескольких километрах от границы Чернобыльской Зоны. Проходящая через нее железная дорога ведет прямо в Припять. По этой дороге мне идти два дня. Через несколько километров подхожу к деревне В. Это и есть начало Зоны. Запретная, охраняемая территория. Зона безусловного отселения. Теперь надо быть очень осторожным, так как встреча с любым человеком там — это уже опасность быть пойманным.

Неожиданно из-за поворота, закрытого деревьями, навстречу мне выходит человек в камуфляжном костюме, везущий в руках велосипед. Прятаться уже бесполезно (он меня увидел), поэтому спокойно продолжаю идти вперед. Поравнявшись с ним, здороваюсь. Завязывается примерно следующий разговор:

— Куда путь держишь?
— Я турист, иду из Овруча («чистая» территория), хочу посмотреть деревню В*******.
— Так это же Зона!
— Я знаю, поэтому хочу посмотреть издалека.
— А чего издалека? Зайди в деревню, погуляй.
— А милиция?
— Да она только на КПП в паре километрах отсюда. Иногда патруль ездит, но если документы в порядке, то все нормально будет.
— А на железнодорожной станции если меня заметят и спросят что я тут делаю?
— Скажи, что в институте пишешь проектную работу.
— А поезда здесь часто ездят?
— Да каждую ночь, тут лесобаза.

Я не стал спрашивать у этого человека, кем он работает работает в Зоне отчуждения. Прощаюсь с ним и иду дальше. Теперь надо незамеченным пройти через действующую станцию В., на которой работают люди. Сворачиваю с железной дороги и иду по асфальту невдалеке от станции. Возле нее замечаю двух людей. Спрятавшись за одной из построек, пережидаю минут 15, выглядываю – никого.

Быстро прохожу участок, который просматривается от станции, и двигаюсь дальше, скрываясь в зарослях природы. В. — это первая на моем пути отселенная деревня. Она очень заросла, большинство домов сгорели, от них остались только руины с кирпичными печными трубами, одиноко смотрящими в небо, будто ждущие своих бывших хозяев. Это типичный пейзаж Зоны, к которому трудно привыкнуть. Где-то в этой деревне еще теплится жизнь – там доживают свой век несколько местных стариков — коренных жителей В., которые не захотели переезжать из этого зараженного места на чистую территорию – в одноименный поселок, специально построенный для переселенцев в Харьковской области. Шесть лет после аварии они жили на радиоактивной земле, пока Полесье не признали опасной зоной, а местным жителям не предложили переехать. А в отселенной В., так же как и в других немногочисленных обитаемых населенных пунктах Зоны, местных жителей с каждым годом становится все меньше и меньше…

Гамма-фон в Вильче около 40 мкР/ч.

Я выхожу из деревни и делаю небольшой привал. Уже больше полудня, а пройти надо большое расстояние. Теперь два дня идти по безлюдной территории к сердцу Чернобыльской Зоны – в город Припять. Беру рюкзак и направляюсь вдоль по железной дороге. Идти по ней тяжело: шаг человека заметно больше расстояния между шпалами. Если наступать на каждую – шаги становятся короткие, а это сильно изматывает. А с тяжелым рюкзаком делать шаг через шпалу – тоже трудно.

Эта железнодорожная ветка почти не используется. Об этом свидетельствуют ржавые рельсы и могучий кустарник, растущий между шпал и на насыпи. Кое-где между шпал встречаются даже невысокие деревья. Повалившееся лесное дерево наклонилось над рельсами, перекрыв путь для возможного поезда:

Природа отвоевывает свои территории, занятые когда-то человеком…

Через несколько километров подхожу к станции П. Издалека не сразу можно заметить платформу, состоящую из бетонных блоков – там тоже все заросло кустарником. С 1986 года уже никто с нее не уезжал на поезде.

Часы в Зоне не нужны — путешествие корректируется по взгляду на положение солнца. Световой день в апреле не слишком длинный, как летом, а пройти надо еще большое расстояние.

Время близится к вечеру, поэтому я ускоряю шаг. Заканчивается чистая вода, купленная в Киеве. Запас воды пополняю из небольшого водоема, образовавшегося в лесу после таяния снега. Вода настолько прозрачная, что пью ее, даже не фильтруя. Это только весной таких водоемов на пути много. Летом они пересыхают и на протяжении 55 километров встречаются только несколько грязных болот и две реки с водой сомнительного качества.

Солнце опускается к горизонту, надо выбирать место для ночлега. На пути станция К. Это единственная постройка рядом со станцией с заросшей платформой. Выросшее в асфальте дерево упирается в крышу здания станции. Место для ночлега не очень хорошее: от диких зверей эта открытая постройка, конечно, не спасет, зато есть крыша над головой на случай дождя. Оставляю на станции уже порядком надоевший рюкзак и иду осматривать окрестности, пока солнце еще не совсем опустилось за горизонт. Недалеко железнодорожную линию пересекает песчаная дорога со свежими следами от колес автомобиля. Это настораживает, но не настолько сильно, как многочисленные следы от животных на дороге и рядом с местом ночлега.

Темнеет еще больше.

Возвращаюсь на станцию, распаковываю спальный мешок, надеваю теплые вещи. После легкий ужин при свете фонаря (сильно стемнело). Вокруг меня на десятки километров безлюдный радиоактивный лес. Это место официально называется «Полесский радиационно-экологический заповедник».
Уровень гамма-фона 30-40 мкР/ч.
Через пару часов перестают петь птицы, и наступает полная тишина, изредка нарушаемая покачивающимися от ветра деревьями…
Я засыпаю в спальном мешке чутким сном.

День второй (12 апреля)

На рассвете нехотя вылезаю из спального мешка и собираю рюкзак.

Поднимающееся ввысь солнце своими теплыми лучами освещает недавно лежавшую в полной ночной темноте железную дорогу и станцию К. Утренняя свежесть бодрит лучше крепкого кофе. Я продолжаю свое путешествие дальше. До Припяти 30 километров, которые обязательно надо пройти до заката солнца. Эта цифра, легко укладывающаяся в сознании городского жителя, в данный момент кажется слишком большой: здесь нет машин – никто не подвезет, нет магазинов – негде купить воды, нет электричества и мобильной связи. Это пустыня. Зеленая, красивая, с поющими птицами, с лесными лужицами, но пустыня.
Через пару километров под железнодорожным мостом протекает река Илья.

Над рекой второй мост – для машин. После аварии на ЧАЭС для ликвидации последствий потребовалась переправа через реку. Военные привезли этот раскладной металлический мост, который так и не забрали.

В реке пополняю запас воды и иду дальше. На одежду цепляются лесные клещи, их приходится скидывать через каждые 10-15 минут.
Радиационный фон постепенно повышается до 60-80 мкР/ч.
До этого времени я шел в 30-километровой Зоне отчуждения. После открытых ворот с колючей проволокой, когда-то закрывавших железную дорогу, начинается 10-километровая Зона (ее еще называют «десятка»).

Вообще существуют три чернобыльские Зоны: 30-километровая, 10-километровая и Припять с промплощадкой ЧАЭС. Есть анекдот на эту тему: «В 30-километровой зоне принято обращаться друг к другу с приставкой «фон», в 10-километровой – «Ваша светлость», а около ЧАЭС – «Ваше сиятельство».
Однополосная железнодорожная линия разветвляется на три колеи – впереди следующая станция — Толстый Лес. Слева большое кирпичное здание вокзала с ржавой вывеской «ТОЛСТЫЙ ЛЕС юго-западная ордена Ленина железная дорога».

Пробираясь сквозь заросли, подхожу к двери станции. Вход туда преградило растущее на ступеньках дерево. С трудом протискиваюсь через его ветки и вхожу внутрь вокзала. Справа окошко кассы, в которой до 1986 года продавали билеты, рядом – ржавый металлический котел для обогрева помещения. На нем еще различимы надписи, сделанные в советские времена, до аварии на ЧАЭС.

Это здание вокзала, по сравнению с другими, очень хорошо сохранилось: почти все стекла в окнах целы, есть двери, на потолке висит лампочка, только уже много лет нет электричества.
В других помещениях на полу лежат советские плакаты и горы бухгалтерских документов этой станции. В правом крыле здания раньше находился магазин для пассажиров, ожидающих свой поезд. Там наверняка в то время продавались всякие вкусности. Теперь остались пыльные пустые витрины и сломанные весы:

Рядом с вокзалом – небольшой пристанционный поселок. Он находится в очень живописном лесу вековых дубов. Там действительно очень красивые места. Это заповедник, о чем и указывает табличка:

Другие здания этого поселка в полуразрушенном состоянии. Недалеко находится непонятное подземное сооружение:

Внутри еще более непонятные емкости с надписью «Заражено»

Измеряю рядом радиационный фон, но он оказывается не выше, чем в окрестностях.

Время близится к полудню. Надо идти дальше. За станцией радиационный фон заметно увеличивается. На радиометре показания уже легко достигают сначала 100, после 200 и 300 мкР/ч. Это не удивительно: здесь прошел западный радиоактивный след после аварии на атомной станции.
Через 7 километров к железнодорожной линии примыкает большое село Толстый Лес.

У этого населенного пункта большая история. Первое упоминание в исторических документах относится к 1447 году. До революции 1917 года в селе проживало больше 1000 человек. В 1970-х годах – около 800. До чернобыльской катастрофы в селе работала средняя школа и уникальная Свято-Воскресенская церковь, освященная в 1860 году. Она была построена из дерева без единого гвоздя. В 1996 году в этих местах были сильные пожары. В них сгорела не только эта церковь, но и местное кладбище.
Гамма-фон в Толстом Лесу во многих местах превышает 1000 мкР/ч. Жителей отселили в 1986 году в Макаровский район Киевской области.
Недалеко от Толстого Леса село Новая Красница. Там же и станция Красница, по строению идентичная станции Кливины.

Радует то, что там есть лавка со столиком. Ненадолго присаживаюсь отдохнуть и снова в путь. До Припяти еще 20 километров, а уже больше полудня.
Гамма-фон – больше 300-400 мкР/ч.
Через пару километров радиация заметно снижается – я прошел полосу сильного заражения. Железная дорога улучшается: прогнившие и заросшие деревянные шпалы cменяются на бетонные, засыпанные свежим гравием. На склоне вырублены деревья, чтобы не мешать проезду поезда.

http://savepic.ru/706436m.jpg

Недалеко станция с названием Буряковка. Вообще, «буряковка» — это украинское название водки, произведенной по особому рецепту. Так называется и село, образовавшееся в средине 19 века. После аварии на ЧАЭС всех жителей отселили в Макаровский район Киевской области.

http://savepic.ru/711556m.jpg

http://savepic.ru/709508m.jpg

Опять заканчивается вода. В пристанционном колодце она непригодна для питья. Значит пополнять запасы воды буду опять из открытых источников.
Рядом с селом Буряковка расположен радиоактивный могильник зараженной техники и единственное цивилизованное в Зоне хранилище радиоактивных отходов «Вектор», построенный совместно с немецкой компанией «NUKEM». Там скопились не только «чернобыльские» отходы: в 2003 году в условиях повышенной секретности в Буряковку были ввезены для захоронения 16 кубометров радиоактивного происхождения с бывшего Макаровского военного полигона.
До трубы 4-го блока ЧАЭС — 12 километров. Радиационный фон на железнодорожной линии около 100 мкР/ч.
Через три километра от станции Буряковка – станция Шепеличи.

http://savepic.ru/710532m.jpg

http://savepic.ru/699268m.jpg

Это последняя станция перед Припятью. Я выхожу на финишную прямую. Через несколько километров я войду в Город – главный уровень Чернобыльской Зоны.
Лось!
Впереди меня вдалеке появляется движущийся силуэт. Неужели люди?! Сразу смотрю по сторонам, на случай отхода, чтобы спрятаться в глубине леса. Но рядом заболоченная местность, хотя это не должно останавливать. В бинокль наблюдаю за силуэтом на моем пути. Это оказывается лось, вышедший на железнодорожную линию. Через бинокль удается сфотографировать этого зверя:

http://savepic.ru/698244m.jpg

Лосей в Зоне много, я встречал их и в прошлых поездках. Лоси не нападают на людей, они их боятся и убегают. Я продолжаю идти вперед.
Заметно темнеет, а до Припяти идти еще несколько километров. Возле леса на земле стоят два ржавых вагона:

http://savepic.ru/704388m.jpg

В бинокль уже различимы столбы станции Янов.

http://savepic.ru/701316m.jpg

http://savepic.ru/702340m.jpg

Машина!
Справа от дороги метрах в 200 слышу звук проезжающей машины! Быстро кидаюсь с насыпи в заросли и наблюдаю: микроавтобус проехал в сторону Припяти и скрылся за деревьями. Это местные рабочие ездят в Буряковку. Чтобы не рисковать, осторожно иду дальше по тропинке рядом с железной дорогой.
Припять рядом, но чтобы выйти в Город, надо еще найти место, где можно пролезть через колючую проволоку, которой опоясана Припять. Но сильно стемнело, поэтому решаю заночевать где-нибудь на окраине, чтобы рано утром при свете солнца спокойно войти в закрытый Город.

Ближайшие здания припятьского предприятия огорожены забором с колючей проволокой. Иду вдоль забора и через некоторое время нахожу место, где можно пройти через него: там колючая проволока свисает до земли, и я спокойно перешагиваю через нее, направляясь вглубь предприятия. Рядом заброшенные гаражи и учреждения с уровнем гамма-фона 700-900 мкР/ч, а это нездоровая обстановка. Иду дальше искать другое место. 200-300 мкр/ч по гамме уже лучше, тем более, что времени на поиски подходящего места для ночлега уже не осталось. Вхожу в длинное одноэтажное здание, выбираю комнату, и при свете фонаря распаковываю рюкзак. Теперь можно поужинать и отдохнуть после многокилометрового перехода.

http://savepic.ru/692100m.jpg

Ночью поднимается сильный ветер. В полной темноте старые двери и рамы окон скрипят, не давая уснуть. Залетающий в помещение ветер шелестит многочисленными бухгалтерскими бланками, разбросанными на полу. Но усталость берет свое, и я постепенно засыпаю.

День третий (13 апреля)

Проснувшись рано утром, собираю рюкзак и осторожно направляюсь в центр Припяти. Погода ухудшается: солнце спряталось за тучами, дует прохладный ветер, но настроение это не портит – я дошел до Города!

http://savepic.ru/683908m.jpg

http://savepic.ru/680836m.jpg

http://savepic.ru/681860m.jpg

Подойдя к известной 16-этажке с гербом СССР на крыше (ул. Лазарева, дом 1), слышу звук машины. Бегу к этому дому и прячусь. Машина проезжает где-то рядом и уезжает (я не выглядывал и не видел что это за авто). Вхожу в это здание и залезаю на крышу, откуда хорошо виден весь город и реактор.

http://savepic.ru/710553m.jpg

http://savepic.ru/697241m.jpg

http://savepic.ru/703385m.jpg

http://savepic.ru/704409m.jpg

http://savepic.ru/701337m.jpg

http://savepic.ru/701337m.jpg

Смотря на опустевший закрытый Город, возникает особенное чувство, которое нельзя передать словами. Припять совсем не кажется «прокаженным» местом. Напротив, возникает чувство уютности и спокойствия. Здесь теперь нет городской суеты, нет спешащих на работу людей, с причала не отходят «ракеты», в парках не отдыхают люди. Тишина и спокойствие. Город погас юным, в 16 лет, когда 27 апреля 1986 года эвакуировали 48 тысяч его жителей. В тот день людям сказали, что город эвакуируют временно, на три дня. Никто из них не знал, что это навсегда.

Если впервые взглянуть с высоты на Город, то сразу и не скажешь, что он мертв: жилые кварталы с виду неплохо сохранились. Но если приглядеться – замечаешь, что сила растительной жизни в Припяти настолько велика, что заросли деревьев подступили к домам и подъездам. Деревья растут даже на балконах, из открытых люков, на крышах зданий, из асфальта, покрытого мхом и кустарником. Футбольное поле городского стадиона превратилось в рощу.

Но это только с высоты кажется хорошая сохранность зданий. На самом деле Припять разрушается. Первой обвалилась часть здания школы № 1. Подземная инфраструктура затоплена, много зданий в аварийном состоянии. В некоторые из них заходить уже опасно. Вот почему я против нелегальных поездок, когда неопытные и незнающие люди приезжают туда и подвергают опасности свое здоровье и жизнь. Еще больше огорчает то, что посетители Города оставляют после себя мусор: в одном только подъезде этого дома я увидел недавно оставленные пустые бутылки, пачки из-под сигарет и т.д. Я ничего в Зоне отчуждения не оставляю: весь свой мусор забираю с собой и выбрасываю в урну, вернувшись в Киев.
Ветер усиливается и становится очень прохладно. Я спускаюсь с крыши в пустую квартиру на 16 этаже. Уже решаю пойти в город, как через окно вижу автобус, подъехавший по проспекту Ленина от КПП «Припять». Он остановился на улице Курчатова около магазина «Радуга» (где желтая телефонная будка).


ВАЖНО ЗНАТЬ!

http://savepic.ru/702361m.jpg

Из него вышли несколько человек и направились в это здание. Минут через 15 они вышли, неся с собой что-то наподобие стенда, и занесли его в автобус. После развернулись и уехали обратно к КПП. За это время проехал еще один автобус, тоже через проспект Ленина, но направился в другую сторону – к улице Леси Украинки.

http://savepic.ru/692121m.jpg

Через несколько минут тем же маршрутом проехал грузовик.

http://savepic.ru/689049m.jpg

Проехавший вскоре милицейский патруль окончательно привел меня к мысли, что Припять — как проходной двор.
Но вот Город на некоторое время становится пустым. Осторожно выхожу из подъезда и иду дворами в парк.
Открытие парка аттракционов планировали на 1 мая 1986 года. Но в целях предотвращения паники и отвлечения жителей от ситуации на 4-м энергоблоке, колесо обозрения запустили 26 апреля. Один день оно находилось в эксплуатации. Всего 1 день. Застывший 23 года назад аттракцион больше никогда не дождется своих посетителей.

http://savepic.ru/690073m.jpg

В этом парке легло радиоактивное пятно. Мой радиометр показывает значения, заметно превышающие гамма-фон: 300-400-600 мкР/ч. Есть там места и с более высокими уровнями.

Начинается дождь. Я направляюсь в центр города. Здесь уже давно знакомые мне Торговый центр, ДК «Энергетик», гостиница «Полесье», музыкальная школа, кинотеатр «Прометей».

http://savepic.ru/696217m.jpg

http://savepic.ru/694169m.jpg

http://savepic.ru/687001.jpg

http://savepic.ru/688025.jpg

Дождь усиливается, и я скрываюсь от него в музыкальной школе. Здание в плохом состоянии: мозаика из цветных камешков перед главным входом обваливается на радость несознательным туристам; внутри школы прогнивший пол зарос мхом, повсюду сломанная мебель; потолок протекает и заливает водой пианино с оторванными клавишами. Интересно, кому потребовалось их отрывать? В другом помещении деревянный ящик со знаком радиоактивности.

http://savepic.ru/684953.jpg

http://savepic.ru/675737.jpg

Дождь прекращается, и я направляюсь через заросли Припяти вдоль улицы Курчатова к речному причалу.
Подождем автобус?

http://savepic.ru/677785.jpg

Чтобы пройти к реке Припяти, надо найти место в заборе с колючей проволокой. Причал находится за кафе «Припять».

http://savepic.ru/667545.jpg

http://savepic.ru/670617.jpg

http://savepic.ru/668569.jpg

http://savepic.ru/671641.jpg

На пристани легло радиоактивное пятно. Но загрязнение радионуклидами там очень неравномерное. Я долго на пристани проводил контроль радиационной обстановки, чтобы найти самое «грязное» место, сантиметр за сантиметром исследуя местность.
Уровень фона различается в десятки раз на расстоянии всего пол метра. Например, на предпоследнем пролете лестницы при спуске к пристани на ступеньках около 4000 мкР/ч, а на земле за лестницей в 50 сантиметрах не больше 800 мкР/ч. В нескольких метрах от лестницы – на асфальте пристани – от 100 до 400 мкР/ч.
Ловись на ужин, рыбка, большая и маленькая, двухвостая и двуглавая =))

http://savepic.ru/705498.jpg

В нескольких сотнях метров от асфальтовой пристани находится частично затопленная плавучая пристань.

http://savepic.ru/706522.jpg

http://savepic.ru/711642.jpg

http://savepic.ru/709594.jpg

http://savepic.ru/710618.jpg

По пути к ней еще одно локальное радиоактивное пятно.

http://savepic.ru/699354.jpg

За плавучей пристанью – спасательная станция.

http://savepic.ru/656346.jpg

http://savepic.ru/659418.jpg

http://savepic.ru/662490.jpg

Возвращаюсь обратно. Кафе «Припять»

http://savepic.ru/660442.jpg

Направлюсь обратно в Город.

http://savepic.ru/714717.jpg

http://savepic.ru/720861.jpg

http://savepic.ru/707549.jpg

http://savepic.ru/706525.jpg

Ясли-сад «Золотая рыбка» на севере Припяти.

http://savepic.ru/712669.jpg

http://savepic.ru/709597.jpg

На улице Героев Сталинграда, переходя через дорогу, заметил вдалеке двух людей. Пришлось быстро отойти обратно и переждать некоторое время в ближайшем многоквартирном доме, и из окна понаблюдать за обстановкой.
На северной окраине Припяти дорога перекрыта мощным забором с колючей проволокой и траншеями, исключающими движение любого транспорта. С рюкзаком пролезать через эти заграждения довольно тяжело.

http://savepic.ru/699357.jpg

http://savepic.ru/697309.jpg

http://savepic.ru/703453.jpg

Через несколько сотен метров от выхода из Припяти находится село Новые Шепеличи. Это село намного старше Припяти, и раньше было районным центром Киевской области.
Еще до поездки, планируя посетить Новые Шепеличи, я в интернете узнал, что в селе действует АСКРО (автоматическая система контроля радиационной обстановки) – такая будка с оборудованием, автоматически делающим замеры радиационного фона и передающим данные в Чернобыль. Такая же система есть и в Припяти около стадиона. Особенность АСКРО в том, что эта система работает без участия людей.
Еще есть данные, что после аварии на ЧАЭС в Новых Шепеличах организовали ферму, на которой изучали влияние радиации на быков и коров. По каким-то причинам эту ферму закрыли.

Слава от дороги – предприятие ПМК, на его территории продовольственный магазин и несколько 4-этажных домов. Справа от дороги – автобусная остановка, пустующая 23 года. В центре села – магазин «Товары для детей».
Сельские одноэтажные деревянные домики заросли и полуразрушены. Прохожу до конца села и спускаюсь к реке. На берегу прогнившие лодки, «съедаемые» растительностью в тени подступивших к реке деревьев.

http://savepic.ru/691165.jpg

http://savepic.ru/690141.jpg

Немного отдохнув у реки, возвращаюсь в село. Тишину заброшенной местности нарушает звук автомобиля, выехавшего сзади меня из переулка. Оборачиваюсь и осознаю, что прятаться уже бесполезно – на прямой дороге меня уже увидели (кстати, никто не продает шапку-невидимку?). Спокойно продолжаю идти вперед, отойдя к левой обочине, уже смирившись с тем, что мое путешествие заканчивается. Мимо меня проезжает красный «жигуленок». Единственный в машине человек – водитель – взглянув на меня, не останавливаясь поехал дальше. Удивительно! Я нахожусь в 10-километровой Зоне, один, с рюкзаком, без сопровождающих, а меня не то что не останавливают, так еще и не интересуются что я тут делаю! Машина скрылась за поворотом. Там живут единственные в 10-километровой Зоне местные жители — дед Савва с женой Еленой. Вот их дом:

http://savepic.ru/696285.jpg

Домик у них ухоженный. К нему подведено электричество, рядом колодец. На своем огороде они выращивают овощи и фрукты, держат многочисленных кошек и собак (лай собак я услышал еще метров за 300 от их дома). Рядом с домом деревянная лодка (наверняка дед Савва любит ловить рыбу).

Возвращаюсь в сторону Припяти. Наступает вечер, и я решаю заночевать в Новых Шепеличах. На третьем этаже четырехэтажного дома выбираю очень уютную квартиру: стекла в окнах не разбиты, двери в комнаты закрываются, а на входной двери даже есть замок!

http://savepic.ru/693213.jpg

http://savepic.ru/682973.jpg

День четвертый (14 апреля 2009 г.)

http://savepic.ru/687069.jpg

http://savepic.ru/674781.jpg

С утра хочу погулять еще по Новым Шепеличам и вернуться в Припять. Но на главной дороге замечаю «жигуленок», который днем раньше проехал мимо. Спрятавшись в зарослях за остатками старого столба, наблюдаю за ним в бинокль: тот же человек загружал в прицеп машины сено. Если бы он меня увидел, то наверняка мы с ним точно поздоровались бы как со старым знакомым =)

Отхожу через заросли в сторону Припяти.

http://savepic.ru/683996.jpg

http://savepic.ru/681948.jpg

http://savepic.ru/688092.jpg

Вход в Припять.

http://savepic.ru/685020.jpg

http://savepic.ru/686044.jpg

Школа.

http://savepic.ru/674780.jpg

http://savepic.ru/673756.jpg

Возле школы брошенная техника. Чуть дальше — аптека.

http://savepic.ru/668636.jpg

http://savepic.ru/659420.jpg

http://savepic.ru/657372.jpg

На востоке Припяти находится стадион. У меня не было цели постоянно измерять уровень радиации, поэтому я поставил радиометр на дежурный режим с порогом срабатывания в 100 мкР/ч, и спрятал его в карман. При подходе к стадиону он пронзительно запищал, показывая конечный результат измерения гамма-фона в 160 мкР/ч.
Лавки на стадионе сильно прогнили. Поле превратилось в рощу.

http://savepic.ru/663516.jpg

http://savepic.ru/660444.jpg

http://savepic.ru/714719.jpg

http://savepic.ru/657372.jpg

Припять окружена колючей проволокой.

http://savepic.ru/717791.jpg

http://savepic.ru/718815.jpg

Продолжение следует.

Источник: http://forum.fonarevka.ru/showthread.php?t=5678

Автор: Летучий Мыш (Сергей Попов)


СОВЕТУЕМ ПОСМОТРЕТЬ:

Яндекс.Метрика